Почему масштабная эмиграция из Украины – миф и когда она станет реальностью?

Каждый год миллионы украинцев уезжают работать за рубеж. Большинство из них возвращается домой, а если и остается, то не спешит забирать с собой семьи. Однако в скором времени ситуация может измениться.

РАБОТАТЬ — ЗА РУБЕЖОМ. По экспертным оценкам, трудовая миграция из Украины достигает 5-8 млн человек в год. Наши крупнейшие работодатели — Польша и Россия. Польша в 2018 году выдала около 2 млн разрешений на трудоустройство для украинцев. В России, по данным Федеральной миграционной службы, находится 1,3 млн наших граждан, не оформивших вида на жительство.

Бегство рабочей силы имеет свои плюсы и минусы. С одной стороны, миллионы украинцев не могут реализовать себя дома. Заработок за границей позволяет им обеспечить свои семьи. В 2018 году переводы от мигрантов достигли 11 млрд долл., что стало важнейшим фактором стабильности курса гривни. Параллельно бизнес, испытывая недостаток рабочих рук, начал повышать зарплаты. Это произошло и на металлургических комбинатах Рината Ахметова, откуда уволилось треть персонала, и на маленьких предприятиях Западной Украины: по уровню средней зарплаты в коммерческом секторе Львов и Ужгород уже вплотную приблизились к Харькову и Днепру.

С другой стороны, массовое трудоустройство за рубежом создает проблемы для предприятий. Глава Ассоциации компаний по международному трудоустройству Василий Воскобойник всерьез опасается, что вскоре Украине придется привлекать для некоторых работ мигрантов из Средней Азии и других стран, где уровень жизни еще выше.

А ЖИТЬ — ДОМА. В то же время, массовая эмиграции на постоянной основе пока не наблюдается. Семьи трудовых мигрантов в большинстве случаев остаются дома. В Польше, где существует крупная украинская диаспора и даже открываются украинские школы, по состоянию на декабрь 2018 года оформили вид на жительство лишь 179 тыс. наших граждан.

В России, куда многие уезжают не столько по экономическим причинам, сколько по семейным обстоятельствам (брак, уход за родственниками) ежегодно получают гражданство 80 тыс. украинцев. При этом указы Владимира Путина с целью упростить выдачу гражданства для Украинцев лишь незначительно увеличили число желающих.

Эти цифры — большие, но они не идут ни в какое сравнение с масштабами фактической эмиграции, с которой столкнулись наши западные соседи после вступления в ЕС. Польшу с 2004 года покинуло «с концами» 3,4 млн человек или 9% всего населения. В Румынии, Болгарии, Литве и Латвии миграционная убыль составила 10-15%. В масштабе Украины это 3-4 млн человек, которые уехали за рубеж на постоянное место жительства.

С МЕЧТАМИ О СТРОЙКЕ. Больше всего трудовая эмиграция распространена в Западной Украине. Массовой она стала еще с начала 2000-х годов, когда резко пошли вверх экономики Польши, Чехии и России.

Если бы отъезд населения имел необратимый характер, это сказалось бы на рынке недвижимости. Уезжая, люди продавали бы пустующие дома. Их избыток на рынке недвижимости привел бы к падению цен на  «замораживанию» нового строительства.

Но пока этого не происходит. Напротив, именно в Западной Украине рынок недвижимости сохраняет наилучшую динамику. В 2015-2017 годах на каждого жителя Ивано-Франковска и Тернополя строилось по 0,8 м2 нового жилья — вдвое больше, чем в Киеве и Одессе и в 5-10 раз больше, чем в Днепре и Запорожье.

На сегодняшний день по средним ценам на недвижимость Львов обогнал Одессу, Тернополь — Запорожье и Черкассы. В закарпатском городке Тячев средняя цена объявления о продаже недвижимости «тянет» на 50 тыс. долл., — почти как в Одессе. В расположенном в 30 км от польской границы Самборе квартиры продаются в среднем по 25 тыс. долл., то есть на уровне Чернигова.

Та же картина наблюдается и в селах. Небольшой дом в удаленном Шумском районе Тернопольской области стоит 10-15 тыс. долл., в то время как в вымирающей глубинке Полтавской, Черниговской и даже Харьковской областей без труда можно найти жилье за 1,5-2 тыс.

В отличие от Восточной Украины, где население многих населениных пунктов сокращается на 1-2% в год, в Галичине и на Закарпатье села и города строятся. И в первую очередь это связано с миграцией. Заробитчане привозят деньги домой и вкладывают в недвижимость.

Почему масштабная эмиграция из Украины – миф и когда она станет реальностью?

ПОЧЕМУ ТАК? Даже при желании «уехать с концами», закрепиться в Европе довольно сложно. Причем дело не только в оформлении вида на жительство, но и в дороговизне жилья.

В польском Вроцлаве, где осели сотни украинских программистов, средняя зарплата «чистыми» составляет 800 евро, а снять однокомнатную квартиру стоит 400 евро (50% дохода). Если ориентироваться на данные сайта Numbeo, где представлены цены на товары и услуги во всех крупных городах мира, соотношение между средней ставкой аренды «однушки» и средним доходом составляет в Кракове и Люблине — 44%, в Варшаве — 45%, в Праге — 47%, в Брно — 40%. Более доступна недвижимость в Риге и Таллинне — 30-33% от средней зарплаты, которая в этих странах в 2-3 раза ниже западноевропейской.

Другое дело — Германия. Кроме дорогих Берлина и Мюнхена, где аренда отнимает 25-30% средего дохода, в стране есть десятки крупных и привлекательных для мигрантов городов, где можно уложиться в 15-20% своего бюджета. Это старинный Майнц, индустриальный Аугсбург и не очень благополучные по немецким меркам Эссен и Вупперталь. Похожие условия предлагают нестоличные города Великобритании, Франции, Италии. Бонус в том, что в Западной Европе нет однокомнатных квартир в нашем понимании. Комнатой считается спальня, а гостиная — это само-собой.

ПЕРСПЕКТИВЫ. Отъезд украинцев на ПМЖ в Европу станет по-настоящему масштабным, когда свой рынок труда для нас откроют развитые страны Западной Европы. С 2020 года это сделает Германия, которая готова принимать до 260 тыс. человек в год. В первую очередь, Германии нужны рабочие на промышленные предприятия. В перспективе на такой шаг может пойти Италия, население которой стремительно «стареет».

Чтобы поддерживать свою экономику и пенсионные фонды, развитые страны готовы «выкачивать» людей из более бедных. Они предлагают зарплаты, которые позволяют работающим мигрантам сравнительно недорого снимать небольшую квартиру. Та же тенденция набирает обороты и в странах Восточной Европы. В Польше, Литве и Эстонии зарплаты растут, новое жилье строится, а вот население — сокращается. Причем уезжают не только бедные и безработные, но и те, кто может зарабатывать по 10-20 тыс. долл. в месяц в стартапах Силиконовой долины или финансовом секторе Лондона. Уехавшие оставляют место для новых мигрантов.

Сегодня средняя зарплата в Украине в три-четыре раза ниже, чем в соседних странах ЕС. Экономика растет чрезвычайно медленно, а аренда жилья в украинских городах недоступна для многих молодых семей. Это значит, что люди будут стремиться покинуть старну. Единственным ответом на этот вызов может стать повышение уровня жизни и создание благоприятных условий на рынке жилья.

Source: Feed #2

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *