Может ли врач совершать ошибки?

Работа над ошибками – это стандартное задание после школьной контрольной. Систематизация ошибок и выяснение их причин дает возможность избежать их повторения. Но применимо ли это правило в медицине? Что должно следовать за врачебной ошибкой – работа над ней или судебное разбирательство и отстранение? EtCetera выяснял, как это регулирует украинское законодательство.

НЕТ ТАКОГО СЛОВА. В Уголовном кодексе Украины всего около 20 статей, которые можно применить в отношении медицинского работника – от «разглашения данных» и «оставления в опасности» до «умышленного убийства». Однако формулировки «врачебная ошибка» в украинском законодательстве нет. Поэтому трактовок этого понятия существует множество.

Чаще всего считают, что юридическим соответствием врачебной ошибки является статья 140 УК Украины «Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником». Однако юристы и медики разграничивают «ненадлежащее исполнение» и «ошибку», при которой исключается халатность, недобросовестность и равнодушие. То есть «ошибка» – это неумышленное заблуждение, в котором нет состава преступления. А значит, это не может быть правовой категорией и поводом для законодательного преследования. Юрист Нина Попельницкая добавляет в этот ряд также несчастный случай и оправданный риск, которые не являются следствием халатности или ошибки, но также не несут отпечатка вины врача и не должны приводить к наказанию. Она отмечает, что законодательство в этих вопросах остается неурегулированным.

Почему врачебные ошибки в Украине замалчиваются?ВРАЧ – ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК. По словам хирурга Олега Боброва, врач не может не ошибаться.

Во-первых, с годами меняется структура заболеваемости. Медики, которые во время учебы и практики не видели какие-то болезни или осложнения воочию, могут легко ошибиться, однажды столкнувшись с таким случаем. Во-вторых, в медицинской практике есть множество непредвиденных ситуаций и анатомических аномалий, которые делают рутинные процедуры вроде удаления миндалин смертельно опасными для пациента.

Олег БОБРОВ, доктор медицинских наук, профессор, хирург:

Я, например, в своей жизни никогда не видел больных столбняком. Могу ли я ошибиться при диагностике? Легко! Ведь вся медицина построена по принципу аналогии: при таком состоянии помогает то-то и назначают то-то. Как, собственно, и диагностика. Не зря хирурги говорят, что самая глубокая яма – подвздошная. И не было ни одного хирурга, который не погорел на хамелеоноподобном аппендиците. Поэтому часто болезненное состояние диагностируют там, где его нет, и удаляют около 80% невинных червеобразных отростков.

КАК БЫТЬ С ОШИБКАМИ? Олег Бобров уверен, что за врачебные ошибки преследовать (наказывать) не должны. Сначала само понятие врачебной ошибки должно быть закреплено в законодательстве, должны быть четко определены критерии его определения. Ошибки должны стать не поводом для порицания, а предметом тщательного анализа для дальнейшего их предотвращения. Для этого на Западе, например, все оперативные вмешательства фиксируются на видео. В Украине этого боятся. Более того, руководство лечебных учреждений стремится всячески «заминать» неприятные ситуации, чтобы не «подмочить» свою репутацию. Однако работа над ошибками возможна только после их признания и снятия «стигмы».

Идеальный путь для Украины такой: законодательное урегулирование, стимулирование признавать ошибки, ведение статистики, обобщение ошибок по видам и степени рисков, профилактика. Параллельно должна развиваться система страхования профессиональной деятельности, которая будет отстаивать права врачей и покрывать возникающие юридические издержки.

Почему врачебные ошибки в Украине замалчиваются?ЕСЛИ ОСТАВИТЬ ВСЕ КАК ЕСТЬ, то недовольных работой медиков будет становиться все больше. Тем более что сейчас отовсюду звучат призывы жаловаться на сомнительные действия врачей, подавать в суд на медзаведения, да и в целом люди чаще стали отстаивать свои права. В конце концов медики, чья профессиональная деятельность в большинстве случаев никак не застрахована, а также медицинские заведения начнут нести огромные потери из-за исков и компенсаций. Двоякие законодательные формулировки дадут возможность юристам обращать «ошибки» в «халатность» или «убийства», и медикам придется нести за это ответственность.

Страх допустить ошибку и понести за это наказание приведет к назначению ненужных исследований, усложнению маршрута пациента и удорожанию лечения. В сложных случаях медики будут стремиться отправить человека на уровень выше, чтобы снять с себя ответственность за принятие решений. В итоге все нынешние шаги по разгрузке второго и третьего уровней оказания медпомощи ничем не увенчаются.

ЧТО ДУМАЕТ МИНЗДРАВ? Украинский Минздрав сегодня пытается изменить подход к рассмотрению врачебных ошибок. Однако пока речь идет лишь о тех случаях, которые рассматриваются на клинико-экспертной комиссии. Обычно это происходит, когда в Минздрав обращаются родственники погибшего пациента, подозревающие, что в смерти виноват врач. И чаще всего такие разбирательства касаются материнской и младенческой смертности.

По словам замминистра здравоохранения Александра Линчевского, украинский Минздрав пытается уйти от советских «наказательных» принципов, когда смысл расследования клинико-экспертной комиссии сводился к поиску и наказанию виновного. Теперь она будет ориентирована на поиск причины трагедии и «работу» с этой причиной.

Однако пока статистика врачебных ошибок в Украине не ведется.

Source: Feed #2

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *