Зачем Киеву был нужен ЛГБТ-прайд?

ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Считается, что в любом обществе около 5% людей имеют «нетрадиционную» сексуальную идентичность. По данным 2012 года, в Украине насчитывалось более 400 тыс. таких людей. Из них около 175 тыс. – мужчины, которые практикуют секс с другими мужчинами. Сегодня называют цифру от 800 тыс. человек. Это – геи, лесбиянки, би-сексуалы, транс-сексуалы и представители других секс-меньшинств. Это чуть больше населения Запорожья и чуть меньше – Днепра. Однако все это приблизительные подсчеты, сделанные на основе данных общественных организаций с учетом того, что 9 из 10 людей скрывают свою сексуальную идентичность.

Однако дело не столько в количестве, сколько в самом факте исключения целой группы людей из культурного, законодательного и общественного пространства. И дело не в геях или трансгендерах, а в фейковой инклюзивности нашего общества, где все равны и всем есть место только на словах. По факту огромное количество людей испытывают неудобства и рискуют жизнью и здоровьем, чтобы делать «то же, что и все»: учиться, работать, любить, растить детей, получать медицинскую и юридическую помощь. Прайд – это способ сделать таких людей видимыми и заявить об их трудностях и целях.

А ЧТО ОЗНАЧАЕТ «+» В АББРЕВИАТУРЕ «ЛГБТ+»?

Сообщество ЛГБТ уже давно не ограничивается четырьмя терминами. В него входит, по разным подсчетам, от 10 до 20 наименований сексуальных идентичностей. Например, асексуальность (когда у человека нет сексуального притяжения ни к одному из полов), пансексуальность (когда человека привлекают люди, независимо от пола и ориентации), или андросексуальность (когда привлекательными являются мужественные черты в человеке, независимо от его пола или самоидентификации). Этот список постоянно пополняется. Чтобы аббревиатура оставалась узнаваемой и не стала слишком громоздкой, к буквам просто добавили «+», подразумевая, что за ним стоит все гендерное и сексуальное разнообразие.

КАКИХ ИМ ПРАВ НЕ ХВАТАЕТ?

Многие наши законы ориентированы на официальный брачный союз мужчины и женщины и «не видят» других видов партнерств. Это значит, что люди в таких партнерствах оказываются за бортом многих социальных благ. Они не имеют права на льготы, полагающиеся, например, после смерти партнера-кормильца, не могут наследовать его имущество, не могут не свидетельствовать против него в суде, находиться вместе с ним в реанимации, распоряжаться телом покойного партнера.

В нашей стране только супруги или одинокий человек может усыновить ребенка или стать его опекуном. Гей-пара или пара лесбиянок не могут сделать это так, чтобы оба из них считались родителями. Соответственно, тот, на кого будет официально оформлен ребенок, не сможет претендовать на алименты после расставания со своим партнером. А тот, кто официально не является родителем, не сможет в этом случае претендовать на опеку.

Представители ЛГБТ+ добиваются законодательного равенства, «видимости» и безопасности для себя и своих близких. Потому что сегодня быть открытым геем в Украине небезопасно.

ХОРОШО, ПРО ПРАВА ПОНЯТНО. НО ТАМ ЖЕ ПЕРЕОДЕТЫЕ В ЖЕНЩИН И НАКРАШЕННЫЕ МУЖЧИНЫ. КАК К НИМ ОТНОСИТЬСЯ?

Видимо, речь идет о платформе драг-квин (кстати, в этом году водитель платформы покинул мероприятие из-за запугиваний, поэтому участники шли в общей колонне). Это по большей части развлекательная часть прайда, перформанс, цель которого – показать стереотипные преувеличенные женские и мужские образы. Это важный элемент ЛГБТ+ культуры, заставляющий окружающих задуматься о том, какие гендерно обусловленные ярлыки распространены в обществе и насколько они абсурдны. Кроме того, это еще один способ культурного сопротивления гомофобии и трансфобии.

НА ЭТИХ МАРШАХ ОДНИ ПОДРОСТКИ И МОЛОДЕЖЬ. МОЖЕТ, ОНИ ПЕРЕРАСТУТ?

Молодежь – это наиболее активная и открытая часть движения. В Украине на маршах их действительно большинство. Но только потому, что общество слишком враждебно к ЛГБТ+. Если молодежи много прощают, то зрелые люди, заявив о поддержке движения или о своей сексуальной идентичности, могут лишиться своего социального статуса, друзей и близких – им есть что терять.

Тем не менее, в Украине начинает зарождаться движение родителей ЛГБТ+. Это мамы и папы, чьи дети совершили каминг-аут. Они смогли принять идентичность своих детей и своим участием в маршах и других акциях оказывают им поддержку, а заодно демонстрируют другим родителям возможность гордиться своими сыновьями и дочерями. И их можно было увидеть на Киев Прайде в этом году.

НО ПОЧЕМУ НУЖНО ИМЕННО ИДТИ МАРШЕМ И ТРАТИТЬ ОГРОМНЫЕ ДЕНЬГИ НА ПОЛИЦЕЙСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ?

Свобода собраний – это конституционное право каждого украинца (Статья 39). Более того, украинское законодательство даже не требует оформления разрешений на проведение публичной акции, шествия или митинга. Чтобы сделать это, достаточно уведомить местные власти о времени и маршруте, чтобы те обеспечили безопасность мероприятия. Собственно, активисты ЛГБТ+ используют свое конституционное право, не нарушая при этом ни один закон нашей страны.

Ежегодно для организации прайда действительно задействуется много правоохранителей: полиция, нацгвардия, спецназ, СБУ. Сколько силовиков в этом году защищали активистов, официально не сообщается. Неофициально – около 10 тыс. правоохранителей на 8 тыс. (по некоторым подсчетам, 3,5 тыс.) участников. И это говорит лишь о том, насколько велики риски нападений на колонну.

Чем ниже градус общественного неприятия, тем меньше потребность в защите. Сегодня в Украине градус неприятия очень высок. Радикалы, националисты и активисты околорелигиозных движений срывают и не настолько публичные мероприятия ЛБТК+, нападают на их участников и организаторов, угрожают в социальных сетях и оскорбляют. Поэтому количество силовиков на Киев Прайде эквивалентно всем этим угрозам.

Source: Feed #2

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *